Меню

Где можно поставить укол за деньги



«Люди возмущены, вся страна собирала». Евгений Ройзман об отказе закупить лекарства для мальчика из Краснодара

Марку Угрехелидзе собрали 121 млн рублей на укол от СМА, но медики не разрешили его купить

Трехлетнему Марку Угрехелидзе (у него спинальная мышечная атрофия второго типа) из Краснодара собрали 121 миллион рублей на препарат «Золгенсма». Огромную роль в этом сыграл фонд екатеринбургского политика Евгения Ройзмана, — он взял на попечение мальчика и за пять месяцев закрыл сбор.

До того, как Ройзман вызвался помогать Марку, его родители пытались собрать деньги больше года, а от кубанских фондов получали отказы.

Однако собрать деньги на лекарство недостаточно: в России его можно закупить только через путинский фонд «Круг добра» после одобрения врачебного консилиума. Сегодня, 3 февраля, в Краснодаре прошло заседание консилиума по поводу Марка. Туда не пустили отца мальчика и независимого врача Александра Курмышкина, на которого родители оформили доверенность.

В лечении «Золгенсма» Марку отказали. Председатель консилиума Светлана Артемьева, куратор регистра пациентов со спинальной мышечной атрофией в России, заявила отцу ребенка, что это нецелесообразно. Хотя на заседании были кубанские врачи, в региональном Минздраве открестились от этого решения и сказали, что решение принимает федеральная организация, а на уровне края мальчик получает поддерживающую терапию препаратом «Рисдиплам».


фото: egd.ru

Журналистка портала 93.RU позвонила политику Евгению Ройзману и попросила его прокомментировать ситуацию.

— Ваш Минздрав себя ведет подло. Они не принимают никаких решений, кивают на Москву, хотя они не тратят ни копейки. Это люди со всей страны сделали и дали парню шанс. От них ничего не требуется, дайте заключение, придет препарат, поставьте, и всё. Мы уже кучу народа спасли без копейки бюджетных денег. Сейчас какая ситуация — мы спрашиваем, почему вы не даете [поставить укол]? Они говорят, что противопоказано. Как так? Предыдущим [детям со СМА] не было противопоказано.

Ройзман объяснил ситуацию политическими и экономическими мотивами. Экономическая составляющая в том, что ряд высокопоставленных чиновников заинтересованы в лечении СМА препаратами «Спинраза» и «Рисдиплам», считает политик.

— Потому что, если ставить ребенку «Спинразу», то это надо делать всю жизнь, это сумасшедшие деньги из бюджета, поэтому они лоббируют эти лекарства.

Он напомнил, что несмотря на внушительную сумму, препарат «Золгенсма» нужно поставить всего один раз. Таким образом, в долгосрочной перспективе это даже выходит дешевле, чем пожизненный прием «Спинразы» и «Рисдиплама».

— Второй момент, — вот эти сборы, которые на всю страну, всех людей, кто в них участвует, возникает вопрос: «Подождите-подождите, а государство чем занимается»? Сейчас еще один вопрос появился: «А «Круг добра» чем занимается? Почему он мешает, почему не помогает?»

Ройзман добавил, что если ребенка со СМА придется отправлять за рубеж, чтобы там поставить укол, «об этом вообще все заговорят».

— Как так? Люди в России сумели собраться, сделали попытку спасти ребенка, а Минздрав не дает это сделать и ребенка приходится вывозить за границу, чтобы спасти его, на те деньги, которые люди в России сами собрали!

Политик подчеркнул, что сейчас все люди, участвовавшие в сборе, возмущены, но «никто сдаваться не собирается».

— За этим сбором по Марку стояли десятки тысяч людей. Кто по сто рублей давал, кто по двести, кто по миллиону. Поэтому, конечно, люди все возмущены. Вся страна собирала.

Как объяснил порталу невролог Александр Курмышкин, врачебный консилиум примерно через неделю выдаст письменное заключение, — пока отказ был только на словах. Решение будет обжаловаться в суде, а также подаваться обращение в Следственный комитет.

Дополнение: В краевом Минздраве отметили, что решение о целесообразности назначения препарата «Золгенсма» ребенку со СМА принималось на федеральной комиссии, в которую входили эксперты Российского национального исследовательского медицинского университета имени , Российской детской клинической больницы, Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей.

— Минздрав Краснодарского края на комиссии принимал участие в качестве информирующей стороны и выступал с докладом по одному вопросу — какое лечение получает ребенок в данный момент. Окончательное решение принималось врачами перечисленных федеральных клиник, — подчеркнули в ведомстве.

«Будем бороться с системой». Родители краснодарского мальчика — об отказе в «Золгенсме»


фото предоставлено Мариной Угрехелидзе

Вечером 4 февраля родители Марка провели прямой эфир на страничке в «Инстаграме», где подробно объяснили ситуацию.

Малхаз Угрехелидзе, отец ребенка, рассказал, что «Золгенсму» можно было получить бесплатно и до ее регистрации в России. Для этого необходимо было заключение одного из пяти федеральных центров о назначении препарата, которое нужно было предоставить в благотворительный фонд «Круг добра», и тот должен был закупить и бесплатно предоставить препарат.

— Но это в теории и на документах, на деле этого никто не делал и не предоставлял.

По мнению Малхаза, препарат назначали по желанию и могли отказать, сославшись на отсутствие регистрации в России. В декабре «Золгенсму» зарегистрировали, и теперь есть четкий критерий, по которому его назначают.

— У Марка есть все показания для того, чтобы он получил этот препарат бесплатно. Они должны его назначить: ребенок не весит 21 килограмм, у него есть две копии гена SMN2, и по всем критериям он подходит.

Тем не менее при помощи фонда Ройзмана люди собрали 121 миллион рублей, чтобы Марк получил укол. Однако даже за собственные деньги препарат в России нельзя купить — нужно назначение врачебного консилиума, чтобы компания-производитель Novartis продала «Золгенсму».

Малхаз Угрехелидзе еще осенью, до регистрации препарата, писал заявление с просьбой провести врачебную комиссию по поводу назначения Марку «Золгенсмы». Ему пришел отказ: ребенка нецелесообразно переводить с одного препарата на другой, потому что на «Рисдипламе» у него есть прогресс. Затем он написал еще одно заявление — уже после регистрации «Золгенсмы» в России.

Читайте также:  Что вышивать для привлечения денег

— И так получилось, что 31 января мы закрыли сбор и узнали, что нам назначили врачебный консилиум на . Так как у меня уже был один отказ, я позвонил Курмышкину (Александр Курмышкин — частный врач-невролог, который наблюдает Марка. — Прим. ред.) и попросил его приехать, чтобы он мог, как мой законный представитель, сходить и задать комиссии вопросы, по каким критериям они отказывают.

Однако на заседание не пустили ни отца мальчика, ни независимого врача. На оглашение решения позвали только Малхаза, Курмышкину зайти отказали. Председатель консилиума Светлана Артемьева, куратор регистра пациентов со СМА в России, от имени трех федеральных клиник сообщила отцу об отказе.

— Сказала, что они рассмотрели нашу просьбу и они решили: в данный момент нецелесообразно из-за прогресса на «Рисдипламе». Тут зашел Курмышкин и спросил, является ли «Золгенсма» небезопасной для ребенка? Она сказала: «Нет». Я попросил, чтобы внесли в протокол, что препарат безопасен для Марка. Она сказала, что они этого делать не будут. После чего врачи выключили мониторы и отключились (эксперты федеральных клиник участвовали в заседании дистанционно. — Прим. ред.).

Мархаз Угрехелидзе подчеркнул, что сдаваться и опускать руки никто не будет.

— Мы не собираемся сдаваться, мы самое главное сделали — деньги собрали. После того как мы получим заключение на руки, мы напишем жалобу в СК, в прокуратуру, и пусть они им объясняют, на каком основании отказывают в лечении Сейчас, когда люди помогли и собрали нам деньги, а они отказывают и даже не объясняют причину, мы молчать не будем. К отдельным врачам я претензий не имею, но раз вы в этой системе, будем бороться и воевать Систему, возможно, не удастся победить, но в ней есть отдельные люди, которые могут пострадать.

Мужчина напомнил, что на заместителя министра здравоохранения Кубани заведено уголовное дело из-за плохого обеспечения препаратами детей с редкими заболеваниями.

— Мы сегодня общались со следователем. Он сказал: «Приходите, пишите, будем подшивать это дело туда же».

Родители ребенка также объяснили, что могут сделать укол Марку за границей, у них есть счет от клиники UCLA Health в Лос-Анджелесе, но вопрос в цене: в России цена «Золгенсмы» зафиксирована в 121 миллион рублей, а американская клиника выставила счет в 2,2 миллиона долларов (по нынешнему курсу это 167,7 миллиона рублей).

— Мы что, опять должны открывать сбор и просить деньги у людей? Мы этого делать не будем. Почему мы должны это делать только из-за того, что наши чиновники и врачи не хотят назначить лекарство?

Источник

Сколько стоит сделать укол на дому внутримышечно

Несмотря на то, что многим больше нравится лечиться таблетками, это вовсе не так эффективно, по сравнению с парентеральным введением препаратов. Вот почему не стоит беспокоиться, если ваш лечащий врач назначил сделать укол внутримышечно. На дому эта процедура пройдет еще комфортнее — никакой суматохи, спешки или стеснения.

Дипломированные специалисты Медицинская помощь 24 приедут точно в назначенное время и покажут клиенту сервис высшего уровня. Звоните на горячую линию! Мы проведем манипуляции любой сложности!

Внутримышечный укол дома: эффективность и удобство

Почему уколы работают лучше таблеток? Многие отказываются от них по причине болевых ощущений, однако с профессиональными медсестрами никакого дискомфорта не будет. А преимуществ у инъекций немало:

Действующее вещество попадает в кровоток, минуя желудочно-кишечный тракт, следовательно, потери гораздо меньшие.

Часть препарата может подвергнуться воздействию ферментов желудочного сока и деактивироваться еще до всасывания.

Скорость развития эффекта

От 8-10 минут, воздействие проявляется достаточно быстро.

Чтобы проявился эффект, необходимо ждать от получаса, пока лекарство смешается с содержимым желудка, всосется и пройдет первичный метаболизм в печени.

При бессознательном состоянии

Актуально и эффективно.

Больной не сможет самостоятельно принять препарат.

Услуга внутримышечных уколов на дому подойдет в случае, если:

  1. Требуются регулярные инъекции, но у пациента нет возможности постоянно посещать больницу ради манипуляций (во время реабилитации после операционных вмешательств или если больной ограничен в движениях).
  2. Применяются специфические препараты, которые должны использоваться под контролем специалиста или требуют определенной технологии введения.
  3. Пациента нервирует посещение клиники. В домашней обстановке и присутствии близких процедура будет проходить спокойнее (особенно, если проходит она в первый раз, а у пациента страх игл и шприцов).

Для заказа процедуры звоните на указанный номер — мы сделаем внутримышечный укол быстро и с соблюдением правил антисептики. Квалифицированный специалист аккуратно проведет процедуру, не травмируя кожу ягодиц или бедра.

Как проводится процедура?

Во время записи диспетчер нашего центра соберет необходимые данные — состояние пациента, применяемые лекарства и адрес проживания в Москве. Как только медсестра доберется к клиенту домой, то применит экспресс-диагностику для дополнения анамнеза.

После этого начнется сама манипуляция:

  1. Подготовка материалов (антисептика, салфеток/тампонов, шприца с иглой и назначенного препарата).
  2. Вскрытие ампулы или подготовка инъекционного раствора, если он выпускается не в готовом виде (растворение действующего вещества в соответствующей жидкости — чаще всего 0,9% натрия хлорид).
  3. Подготовка места введения — обеззараживание поверхности кожи тампоном, смоченным в растворе антисептика.
  4. Заполнение шприца и выпускание воздуха из иглы.
  5. Введение иглы в мышцу и аккуратное высвобождение раствора.
  6. Изъятие иглы и прижатие места инъекции тампоном до остановки кровотечения.
Читайте также:  Сколько денег можно положить через банкомат наличными

Стоит учитывать, что если у пациента проблемы со свертываемостью крови, то об этом нужно сообщить специалисту заранее. На использование наркотических анальгетиков и других контролируемых препаратов необходим рецепт от терапевта (или любого врача, назначившего лекарство).

Правильно делать уколы может только опытный медик — риск воспаления или повреждения нервов будет минимален.

Доступные цены внутримышечных уколов

На сайте представлен прайс-лист, где можно узнать, сколько стоит один укол на дому внутримышечно. Стоимость указана ориентировочная, только за саму процедуру, без учета выезда бригады и использования расходных материалов (шприца, антисептика и т. д.). Пациенту не придется искать, где можно их купить — специалист привезет все с собой.

При заказе услуги уколов внутримышечно цену обязательно уточнит диспетчер. Она зависит от различных факторов:

  • времени суток постановки инъекции;
  • вводимых препаратов;
  • дальности проживания клиента;
  • количества уколов.

Источник

Лечение безопасно, но в лечении отказано? Разбираемся в ситуации с запретом на покупку «Золгенсмы» мальчику из Краснодара

Почему на заседание, где решали судьбу ребенка со СМА, не пустили его родителей и лечащего врача? Кто именно принял решение об отказе в покупке препарата? При чем тут производители «Спутника V»? Почему родители не могут купить лекарство своему сыну, даже если есть деньги? И можно ли оспорить решение комиссии?

Юга.ру следят за судьбой Марка Угрехелидзе, трехлетнего мальчика со спинальной мышечной атрофией второго типа. Если не лечить заболевание, средняя продолжительность жизни — около 10–12 лет. Миллионы на препарат «Золгенсма» для Марка собирала вся Россия. И вот деньги есть, а лекарство купить нельзя. Рассказываем все подробности, известные на данный момент.

Что произошло?

3 февраля 2022 года консилиум врачей отказал Марку Угрехелидзе в закупке препарата «Золгенсма». При этом деньги на укол у родителей есть: 121 миллион для ребенка помог собрать благотворительный фонд политика Евгения Ройзмана.

Спинальная мышечная атрофия (СМА) — редкое генетическое заболевание, из-за которого у больного нарушается выработка белка. Это приводит к постепенному отмиранию мышц.

СМА бывает нескольких типов, в зависимости от возраста проявления и тяжести протекания. Без необходимого тонуса мышцы постепенно атрофируются. Это приводит к обширным искривлениям позвоночника и проблемам с дыханием. Существует лишь три препарата, способных затормозить или остановить развитие болезни, — «Спинраза», «Рисдиплам» и «Золгенсма».

Почему родители и врач настаивают на «Золгенсме» вместо «Рисдиплама»?

Разница между препаратами — примерно как между процедурой диализа и пересадкой здоровой почки. «Рисдиплам» и «Спинраза» приостанавливают течение болезни, но лечение нужно продолжать пожизненно. Государство может обеспечить его только до 18 лет. При этом стоимость одной дозы «Спинразы» 125 тыс. долларов, а годового запаса «Рисдиплама» — 340 тыс. долларов.

«Я умру, когда мне исполнится 18 лет?»:

Укол «Золгенсмы» ставят один раз. Проблема в том, что это самый дорогой препарат в мире: цена инъекции достигает 2,5 млн долларов. В России укол можно сделать, пока вес ребенка не превышает 21 кг. По словам родителей и лечащего врача Марка, он весит 15,4 кг, есть две копии гена CMN2 (это еще один критерий).

«С точки зрения эффективности и удобства «Золгенсма» превосходит все остальные препараты. Я даже больше скажу — он гораздо более экономичен. А если деньги собрали родители, то он экономичен вдвойне-втройне, потому что государству не надо его покупать», — считает лечащий врач Марка Александр Курмышкин.

Если деньги есть, почему нельзя просто купить препарат?

С тех пор как препарат «Золгенсма» зарегистрировали в России, дети могут не уезжать в другую страну за лечением. Но покупку лекарства, даже на деньги семьи, должен одобрить врачебный консилиум.

Родители ребенка провели прямой эфир на странице в инстаграме, где объяснили, что могут сделать укол Марку за границей. Но американская клиника выставила счет в 2,2 млн долларов (это больше 167 млн рублей), в России же цена в 121 млн рублей зафиксирована.

Кто принял решение об отказе?

Как подчеркнули в кубанском минздраве, ответственность за решение лежит не на местных врачах, а на экспертах трех федеральных клиник, где детей лечат этим препаратом:

  • Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова;
  • Российской детской клинической больницы;
  • Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей.

Кубанские медики и представители местного минздрава тоже выступили на заседании. Они рассказали о состоянии ребенка и о том, чем Марка лечат сейчас.

«Забудьте и рожайте другого ребенка»:

Это уже второй отказ. В ноябре, еще до регистрации препарата в России, отец ребенка Малхаз Угрехелидзе написал заявление с просьбой провести федеральную врачебную комиссию (до регистрации препарата вопрос могла решить только она) по поводу назначения Марку «Золгенсмы».

Тогда комиссия обосновала отказ костными изменениями грудного и спинного отдела и тем, что ребенка нецелесообразно переводить с одного препарата — «Рисдиплам» — на другой. По словам Малхаза, это неправда: изменений у ребенка нет. После регистрации «Золгенсмы» в России родители снова подали заявление.

Почему родителей и лечащего врача Марка не пустили на заседание?

Весь последний год Марк принимал препарат «Рисдиплам». Лечения по программе ранней реабилитации (через суд!) добился невролог, иммуногенетик, кандидат медицинских наук Александр Курмышкин — врач, который помогает детям и взрослым со СМА по всей России, представляет их интересы в судах и на врачебных комиссиях.

На ноябрьское заседание отца мальчика, Малхаза, не пригласили. В этот раз, чтобы быть уверенным в аргументах медиков, он позвал на консилиум Курмышкина — «задавать медицинские вопросы». Несмотря на заявление и нотариальную доверенность, ни отца, ни независимого врача к обсуждению сразу не допустили.

Отца — потому что он не врач, меня — потому что я не отец

прокомментировал отказ Александр Курмышкин

Читайте также:  Color fill 3d мод много денег

В минздраве проигнорировали вопрос журналистки Юга.ру, почему врача, специализирующегося на генетическом заболевании, не согласились выслушать.

«Нет причины, [которая бы объясняла] зверство со стороны врачей. Причем зверство не в отсутствии назначения, а в публичном отказе от обсуждения. Они практически признали своим публичным отказом, что у них нет никаких легальных причин это делать. Все можно обсудить. Люди, когда начинают что-то обсуждать, перестают воевать. Можно сесть за стол переговоров, обсуждать час, два, три — неважно. Когда речь о жизни ребенка, можно хоть сутками обсуждать. Обращаться к другим источникам, экспертизам, приводить доводы, рассматривать их, приходить к общему мнению. Но нам сказали: мы не собираемся выслушивать ваше мнение. Вот и все, такая логика», — рассказал Курмышкин.

Отец мальчика сказал, что в конце обсуждения врач все же ворвался на заседание и задал несколько вопросов. Например, чем опасно лечение для Марка. Ответила ему Светлана Артемьева — ведущий сотрудник Научно-исследовательского клинического института педиатрии имени Вельтищева, один из главных экспертов России по СМА. Она сказала, что укол безопасен. В протокол этот ответ занести отказались.

Если препарат безопасен, то почему врачи отказали?

На вопрос, почему консилиум посчитал укол «Золгенсмы» нецелесообразным, хотя показания к нему есть, а противопоказаний нет, Курмышкину не ответили. Заседание сразу прекратили.

«Единственная причина, которая могла бы напрячь врачей, — это безопасность. При пересадке гена необходимы манипуляции по снижению иммунитета, они требуют хорошего соматического здоровья. У Марка совершенно нормальное здоровье, он спокойно может перенести подготовку к введению препарата, никаких противопоказаний нет. Даже сама Светлана сказала, что препарат безопасный».

Письменное заключение комиссии семья Марка еще не получила, оно должно быть готово к концу следующей недели. Родители и врач ждут этой бумаги, чтобы увидеть, как там аргументируют отказ, — хотя и говорят, что ответы вряд ли окажутся развернутыми.

«На сегодняшний день мне сказали, они не видят оснований для [смены] лечения», — говорит Малхаз.

Врач предполагает, что отказ в лечении за деньги семьи связан с чьими-то коммерческими и политическими интересами.

«Таких детей, как Марк, в России больше ста. У них точно такие же показания, как у Марка. Кто-то находится на «Спинразе», кто-то на «Рисдипламе», у них хорошие показатели. Но все хотели бы получить более новый препарат, «Золгенсму». Мы же публично это делаем, возникает прецедент: значит, и другим детям теперь нужно закупать этот препарат», — считает Курмышкин.

Читайте также:

Похожие размышления озвучил Евгений Ройзман в разговоре с 93.ru. Он считает, что чиновники лоббируют менее выгодные препараты, потому что на них выделяют огромные деньги из бюджета.

«Второй момент — вот эти сборы, которые на всю страну, всех людей, кто в них участвует, возникает вопрос: подождите-подождите, а государство чем занимается? Сейчас еще один вопрос появился: а «Круг добра» чем занимается? Почему он мешает, почему не помогает?» — прокомментировал Ройзман.

«Круг добра» — это государственный благотворительный фонд. Он создан по инициативе президента. Деньги в фонд поступают благодаря повышенному налогу для самых состоятельных россиян. Только «Круг добра» имеет право закупать не зарегистрированные в стране лекарства на государственные деньги. Подробно в том, как он работает, разбиралась Би-би-си.

Журналистка «Новой газеты» Елена Романова озвучила еще одну точку зрения: она считает, что в России производители «Спутника V» разрабатывают аналог «Золгенсмы». И сейчас детям отказывают в лечении, чтобы не закупать лекарство из-за рубежа, а позже обеспечить их местным препаратом. В январе 2021 года «Новая газета» опубликовала письмо Курмышкина к президенту Путину, где доктор говорил о необходимости разработать такое лекарство в России.

Что можно сделать?

Хотя кубанский минздрав заявил о своем возмущении решением консилиума, Курмышкин считает, что ответственность лежит в первую очередь на местных врачах. По его словам, московские медики могут только консультировать, но ребенок находится под протекцией региона.

Отец мальчика заметил, что минздрав мог выбрать региональную комиссию вместо федеральной. Но не выбрал. Мы спросили ведомство — почему, но не получили ответа на момент публикации.

«Все дети, которые нуждаются в патогенетическом лечении, в настоящее время минздравом Краснодарского края полностью обеспечены лекарственными препаратами», — так в министерстве отреагировали на консилиум.

Читайте также:

На вопрос о том, кто будет отвечать за окончательное решение, чьи подписи должны стоять на заключении, журналистам Юга.ру также не ответили. Это важно: семья Марка намерена судиться, а значит, отправить претензии нужно будет в сторону ответственных.

«Отчаиваться не стоит, мы не собираемся сдаваться, самое главное мы сделали, деньги собрали. И сейчас мы сдаваться точно еще не будем, чтобы они не расслаблялись», — сказали родители Марка в прямом эфире в инстаграме.

Как объяснил Курмышкин, решение можно оспорить. На результат процесса может повлиять общественная реакция — публикации в СМИ, обращения в аппарат президента, публичное обсуждение проблемы. Кроме того, доктор уже связался со Следственным комитетом Краснодарского края.

Напомним, в конце 2021 года на замглавы кубанского минздрава завели уголовное дело за ненадлежащее обеспечение лекарствами детей со СМА.

UPD: прокуратура края сообщила, что по факту отказа федеральными учреждениями здравоохранения в назначении трехлетнему ребенку дорогостоящего препарата «Золгенсма» организована проверка.

Источник