Меню

Лигу чемпионов победитель сколько деньги получить



Победитель Лиги чемпионов УЕФА-2020/21 получит от 69,75 млн евро

Общий размер выплат участникам еврокубков составит 2,55 млрд евро

Москва. 8 октября. INTERFAX.RU — Клуб, который выиграет Лигу чемпионов УЕФА-2020/21 гарантированно получит не менее 69,75 млн евро, сообщает пресс-служба Союза европейских футбольных ассоциаций.

В эту сумму входят премиальные за само участие в групповом этапе (15,25 млн) за выход в 1/8 финала (9,5 млн), в четвертьфинал (10,5 млн), в полуфинал (12 млн), в финал (15 млн), за победу в финале (4 млн) и за участие в Суперкубке УЕФА в качестве триумфатора ЛЧ (3,5 млн).

Еще 1 млн евро соответствующий клуб получит в случае выигрыша матча за Суперкубок. К общей сумме добавляются премиальные за игру на предшествующему плей-офф групповому этапу, где каждая победа котируется вознаграждением в размере 2,7 млн, ничья – 0,9 млн. К примеру, если клуб выиграл все шесть матчей группового этапа (и заработал 16,2 млн) , он получит 85,95 млн плюс возможные 1 млн в случае победы в Суперкубке.

Плюс к этому

Но и это еще не максимум. Общая сумма, которую выделил УЕФА в этой статье – 585 млн. Неиспользованные средства (0,9 млн с каждой ничьей) суммируются и перераспределяются среди участников группового этапа в пропорциональной зависимости от количества побед.

Кроме того, полагаются выплаты на основе рейтинга УЕФА.

«Эти выплаты основаны на рейтинге, рассчитанном по итогам выступлений за десять лет. Кроме баллов, набранных за этот период, начисляются бонусные баллы за победы в Лиге чемпионов УЕФА/Кубке европейских чемпионов, Лиге Европы УЕФА/Кубке УЕФА, Кубке кубков и Суперкубке УЕФА», — говорится в сообщении.

«Сумма в 585 млн разбита на «доли коэффициентов», каждая доля — 1,108 млн. Клуб с самой низкой позицией в рейтинге получит одну долю (1,108 млн). Следующая позиция — две доли, и так далее. Клуб с наивысшим рейтингом получит 32 доли (35,46 млн)», — подчеркивается в сообщении.

Еще одна статья дохода для клуба – маркетинговый пул. 292 млн будут распределены «согласно удельному весу каждого телерынка, представленного участниками Лиги чемпионов (начиная с группового этапа), а затем разбита между клубами, представляющими данную ассоциацию».

Между тем, по 5 млн выплатят участникам раунда плей-офф квалификации, не сумевшим попасть в групповую стадию. В частности, эту сумму на поражении от «Краснодара» «заработал» греческий ПАОК.

Премиальные скромнее

Участники Лиги Европы УЕФА – второго по статусу клубного турнира в Европе – за само выступление на групповом этапе получат по 2,92 млн, за победу в матче основной стадии 570 тыс., за ничью – 190 тыс.

За выход в 1/16 финала клубу полагается 0,5 млн, в 1/8 финала — 1,1 млн, в четвертьфинал – 1,5 млн, в полуфинал – 2,4 млн, в финал – 4,5 млн, за победу в финале – 4 млн.

Здесь также заложены выплаты на основе рейтинга (84 млн) и маркетингового пула (168 млн).

Общий размер выплат участникам еврокубков в сезоне-2020/21 составит 2,55 млрд евро. Из них 2,04 млрд получат участники Лиги чемпионов и матча за Суперкубок УЕФА, а 510 млн евро пойдут клубам Лиги Европы.

Россию на групповом этапе представят петербургский «Зенит», московский «Локомотив» и ФК «Краснодар», в Лиге Европы – московский ЦСКА.

Источник

Сколько заработает победитель Лиги чемпионов 2019/2020

Коронакризис вынудил УЕФА остановить розыгрыш Лиги чемпионов на стадии 1/8 финала. Однако в июне, как только эпидемиологическая ситуация в странах Европы более-менее нормализовалась, было принято решение о возобновлении турнира в августе. Оставшиеся 4 матча 1/8-й команды доиграли на своих аренах, а для определения победителя организаторы предложили новый, ускоренный формат в одном городе — «Финал восьми». В итоге 23 августа на лиссабонском стадионе «Эштадиу да Луш» в финале Лиги чемпионов 2019/2020 сыграют «Бавария» и «ПСЖ». Forbes рассказывает, как УЕФА устроил большой футбол в период пандемии и сколько заработает победитель главного клубного турнира Европы.

Футбол на карантине

Пандемия COVID-19 затормозила спортивные соревнования по всему миру. Многие лиги в итоге не решились продолжать сезон. Но европейский футбол оперирует слишком большими суммами и, чтобы минимизировать финансовые потери, постарался максимально быстро вернуться на стадионы. УЕФА настоятельно рекомендовал национальным лигам доиграть сезон (из топ-5 ослушались только французы, признав чемпионство «ПСЖ» за 10 туров до конца), а в июне представил карантинную концепцию завершения еврокубков.

Минимум перемещений (матчи Лиги чемпионов достались Лиссабону, Лиги Европы — четырем городам Германии), одноматчевый формат плей-офф и 12 дней вместо двух месяцев.

Проведение «Финала восьми» регулируется особыми правилами безопасности. Матчи проходят без зрителей, футболисты и другие сотрудники клубов регулярно тестируются на коронавирус (в том числе за день до игр), сокращено количество обсуживающего персонала на стадионе — всего на арене должно присутствовать не более 220 человек.

Изменения коснулись и телевещания. Если обычно за трансляцию отвечали местные телекомпании и обладатели прав, то на этот раз все заботы о телепоказе взяла на себя УЕФА, минимизировав число операторов и ограничив доступ сторонних комментаторов/корреспондентов.

Нейтральный Лиссабон

Финал Лиги чемпионов 2019/2020 должен был принимать Стамбул, но коронавирус заставил УЕФА пересмотреть утвержденные планы. Выбор Лиссабона в качестве места проведения «Финала восьми» обусловлен несколькими факторами. Прежде всего, развитой футбольной инфраструктурой. В городе два стадиона самой высокой категории, а также 9 тренировочных центров, которые предоставили участникам местные команды «Бенфика» и «Спортинг». Кроме того, у Португалии большой опыт в проведении крупных футбольных событий: чемпионат Европы — 2004, финал Лиги чемпионов — 2014 и Лиги наций — 2019. Ну и, конечно, учитывалась эпидемиологическая ситуация в стране. В этом контексте Португалия (54 000 заболевших) выглядела предпочтительнее Турции (250 500) и Испании (360 000), которая тоже претендовала на статус хозяйки «Финала восьми».

Читайте также:  Что делать если судебные приставы сняли деньги за уже оплаченный штраф гибдд

К тому же до решающей стадии турнира не добралась ни одна португальская команда, что снизило риск возникновения столпотворений возле стадионов. Однако, несмотря на закрытые для болельщиков трибуны, Португальский институт маркетинга и управления подсчитал, что «Финал восьми» привлечет в Лиссабон около 16 000 фанатов. По сравнению с финалом-2019 в Мадриде, куда прибыли 150 000 английских болельщиков «Ливерпуля» и «Тоттенхэма», цифра мизерная. Но даже такой скромный поток туристов может принести Лиссабону около €50 млн. По словам генерального директора Португальской федерации футбола Тьяго Кравейра, прямой экономический эффект от финала Лиги чемпионов 2014 года составил €47 млн. «Теперь нужно организовать семь матчей, чтобы добиться показателей, как за один матч в мире без COVID-19, — считает Кравейра. — Но если мы все сделаем правильно, то и через 100 лет о Португалии будут говорить как о стране, где во время пандемии состоялось одно из главных спортивных событий в мире».

Дорогие товарищи

«ПСЖ» впервые в истории вышел в финал Лиги чемпионов, в резюме «Баварии» — пять трофеев (последний датирован 2013-м). По итогам сезона 2018/19 оба клуба вошли в топ-5 рейтинга Deloitte Money League: «Бавария» с доходом в €660,1 млн на 4-м месте, «ПСЖ» — на 5-м (€635,9 млн). Совокупная трансферная стоимость футболистов немецкой команды выше (€928,6 млн против €801,5 млн, по данным Transfermrkt.com), но за парижский клуб играет самый дорогой игрок мира — нападающий Килиан Мбаппе. Transfermarkt оценивает его стоимость €180 млн, а Международный центр изучения спорта — в €200-250 млн. «Бавария» идет на рекорд результативности в Лиге чемпионов, забивая в среднем по 4,2 гола за матч. А «ПСЖ» с ноября 2019-го проиграл лишь раз — «Боруссии» в Лиге чемпионов.

Призовые победителю

В сезоне 2019/2020, как и в прошлом, УЕФА предполагал заработать €3,25 млрд за все клубные турниры. Медиа- и спонсорские сделки обновляются раз в три сезона, нынешние медиаконтракты на €8,27 млрд и маркетинговые соглашения на €1,38 млрд действуют до 2021 года. Однако по итогам сезона 2018/2019 УЕФА не досчитался €30 млн, заработав €3,22 млрд. €2,9 млрд из этой суммы — прямой доход от Лиги чемпионов. Из них €37 млн принесло проведение матчей, €410 млн — спонсоры, а еще €2,4 млрд — реализация прав на трансляции. Если учесть, что турнир-2019/2020 сократился на 6 матчей, вероятные потери УЕФА в этой части доходов можно оценить примерно в €140 млн.

До коронавируса между участниками Лиги чемпионов 2019/2020 предполагалось распределить около €2 млрд.

При таком раскладе победа «Баварии» в финале принесла бы клубу около €128 млн (для сравнения: прошлогодний победитель «Ливерпуль» заработал €111,1 млн), а «ПСЖ» в случае успеха мог бы рассчитывать на €122 млн. Разницу в цифрах объясняет сложносочиненная формула начисления призовых, применяемая УЕФА. «Бавария», вероятно, получит меньше из маркетингового пула, так как сумма от немецкого ТВ-рынка меньше и делится между четырьмя командами, а от французского — выше и распределяется между тремя. Однако «Бавария» стоит выше «ПСЖ» в клубном рейтинге, где учитываются результаты за 10 лет (3-е место против 8-го) — и это обеспечивает итоговую разницу. Но вспоминая про сокращенный формат турнира и вероятное снижение доходов УЕФА, можно предположить некритичное сокращение призовых. Точные данные будут опубликованы после окончания турнира.

Источник

Каков бюджет ЛЧ-20/21?Сколько заработает победитель?

Бюджет на эту Лигу Чемпионов – 1,950 млрд (согласно данным УЕФА). Он делится сразу на четыре части:

• 25% (488 млн) – первоначальные выплаты. Каждый из 32-х клубов получает 15,25 млн.

• 30% (585 млн) – это фиксированные выплаты. Здесь всё просто: за победу на групповом этапе команда получает 2,7 млн, за ничью – 0,9 млн. Неиспользованные средства (0,9 млн с каждой ничьей) суммируются и перераспределяются среди участников группового этапа в пропорциональной зависимости от количества побед.

За выход в 1/8 финала клубы получают по 9,5 млн. В 1/4 – по 10,5 млн, в полуфинал – по 12 млн, за выход в финал – по 15 млн. А победитель Лиги чемпионов дополнительно получит 4 млн.

Плюс – 3,5 млн прилагается за участие в Суперкубке, а за победу сверху накидывается лямчик.

• 30% (585 млн) – выплаты согласно рейтингу за последние 10 лет. Вся сумма разбита на доли, одна – 1,108 млн. Её получает клуб, который ниже всех в рейтинге. С каждой позицией доля увеличивается. Например, предпоследний клуб получит две доли – 2,216 млн, а победитель 32 доли – 35,46 млн.

• 15% (292 млн) – маркетинговый пул. Сюда входят доходы с телетрансляций.

Что мы получаем? Победитель этого розыгрыша Лиги Чемпионов получит 69,75 млн. Сумма свободно перевалить за сотку благодаря победам-ничьим в группе, рейтингу (который почему-то сейчас недоступен на сайте УЕФА), победе в Суперкубке и доходом от телетрансляций.

Сколько заработает клуб, который не наберёт ни одного очка? Гарантированные 15,25 млн, плюс что-то сверху накинется от телетрансляций.

Источник

Читайте также:  Проектная работа что такое деньги 3 класс

Призовые ЛЧ – более 2 млрд евро. Откуда у УЕФА столько денег?

Все началось с Берлускони.

Лига чемпионов – невероятно успешный турнир, и вы знаете об этом. Бренды стоят в очереди, чтобы получить десять секунд рекламного времени в лигочемпионские слоты, а финансовые успехи топ-клубов (и не только топ) зависят от еврокубков. Несколько фактов:

• общий коммерческий доход УЕФА от Лиги чемпионов, Лиги Европы и Суперкубка УЕФА в сезоне-2018/19 – 3,25 млрд евро

• общие призовые ЛЧ и Суперкубка УЕФА – более 2 млрд евро, призовые в Лиге Европы – 510 млн

Просто за старт в ЛЧ (групповой этап) клубы в этом сезоне получили по 15,25 млн евро – космический подарок. Для сравнения: 15 млн евро – это трансферная кампания «Локо» с покупкой Смолова, Хеведеса, Эдера и арендой Крыховяка.

Победитель ЛЧ может рассчитывать на 80-100 млн евро.

MasterCard, Газпром и телевидение

В середине недели миллиарды телевизоров всего мира показывают одно и то же: Nissan и автобус с надписью Playstation несутся под гимн ЛЧ, по неоновым трубам течет газ от Gazprom, Моуринью открывает Heineken, Месси хрустит Lays, а обычные люди обеспечивают бесценное счастье с помощью MasterCard.

Ответ на вопрос, откуда все эти деньги, кажется очевидным. Но коммерция (сюда входит в том числе и ТВ-реклама) – это что-то около 17% от общего дохода УЕФА (данные за прошлый сезон). Остальные 83% – телевизионные права. И это тоже не особо удивляет.

Главные цифры из отчета УЕФА за сезон-17/18:

После уплаты налогов и других финансовых расходов УЕФА закончил финансовый год с небольшим минусом (5 млн) – его покрыли за счет резервного фонда.

Когда проекту почти 30 лет, все эти годы он только растет, всегда интересно, с чего все началось.

Берлускони – вдохновитель Лиги чемпионов: он хитростью убедил УЕФА

Именно такое будущее в середине 80-х снилось Сильвио Берлускони. Супермен итальянского бизнеса – один из вдохновителей турнира, который сейчас манит к себе миллиарды. У Берлускони в то время было две проблемы – доходы «Милана» и доходы его новой вещательной компании Mediaset. Бизнесмен размышлял, как все исправить одним приемом.

Он обратился в Saatchi and Saatchi (глобальная сеть рекламных агентств) и познакомился с англичанином Алексом Финном. За несколько месяцев до этого Финн выступал на каком-то футбольно-коммерческом семинаре с идеей создания Европейской суперлиги (аналога той Суперлиги, о которой говорят сейчас), его доклад назывался «План 10-и пунктов». Берлускони загорелся.

Главной проблемой Кубка чемпионов (предшественник ЛЧ) тех времен была схема. В турнире принимали участие только чемпионы, которые бились по системе плей-офф с первого же раунда. Берлускони окончательно настроился на революцию, когда в 1987-м на первом же этапе турнира сошлись чемпионы Италии и Испании – «Наполи» и «Реал».

«Это не современное мышление», – говорил Берлускони, имея в виду, что из-за такой схемы проигрывают все: клубы, телевидение, болельщики.

Финн предлагал организовать лигу из 30-40 лучших клубов Европы и разделить их на 3-4 дивизиона, но Берлускони хотел больше матчей между командами из Англии, Германии, Испании и Италии. Тогда Финн придумал чемпионат из 18 команд – по три-четыре команды из больших стран плюс по одной из Бельгии, Голландии, Португалии, Франции и Шотландии.

Параллельно реформы продвигал шотландец Кэмпбелл Огилви (глава местной ФА, отстаивал интересы мощнейшего на тот момент британского клуба – «Рейнджерс»). У Огилви был план помягче – он предлагал включить в турнир по несколько клубов из топ-лиг и внедрить групповой этап, чтобы каждой команде гарантировалось три домашних матча. В конце 80-х Огилви дважды приносил эту идею в УЕФА – оба раза его разворачивали.

В УЕФА осознали необходимость перемен, когда до Ньона (там находится офис УЕФА) дошли слухи о том, что Берлускони готовит переворот. Чтобы не потерять контроль над европейским футболом, УЕФА пошел на компромисс – принял предложение Огилви, когда он пришел с ним в третий раз. Берлускони был счастлив. А его консультант Алекс Финн – разочарован.

Британец потом жаловался, что его использовали: Берлускони пошел в УЕФА с безумной идеей о Суперлиге, понимая, что там в любом случае будут торговаться. И в итоге все придут к варианту с групповым этапом, который устраивал всех. А Финн жил только идеей о суперлиге.

Итог: в 1989-м клубы и УЕФА договорились, что с 1992-го начинают новую жизнь: меняют схему и переименовывают Кубок чемпионов в Лигу чемпионов.

Но это было лишь первым (простейшим шагом). От УЕФА требовалось не только это: чтобы избежать раскола, нужно было обеспечить коммерческий успех нового турнира. Это получилось тоже отчасти случайно. Услышав о новом проекте, в УЕФА пришли люди из компании TEAM Marketing. Они составили суперподробный план и с удовольствием вложили в турнир 150 млн швейцарских франков (152 млн долларов), которые получили от Deutsche Bank. УЕФА посчитал это подарком. Там не подозревали, что за следующие 29 лет они заработают 37 млрд евро.

Взамен инвестиций TEAM Marketing потребовал полный контроль над брендом. С той минуты агентство сосредоточилось только на Лиге чемпионов.

На старте TEAM Marketing сделала три шага:

• заказали композитору Тони Бриттену адаптацию антема Zadok the Priest Георга Фридриха Генделя под гимн турнира

• представили звездный мяч, без которого уже нельзя представить Лигу чемпионов

• придумали маркетинговую схему: не более 8 официальных спонсоров турнира, с каждым заключается контракт на три цикла.

Читайте также:  2500000 это сколько денег в рублях

Крупнейшие бренды были в восторге: они получили регулярный доступ в телевизионный прайм-тайм в течение всего года.

Доказательство восторга – многие годами продлевали сотрудничество с УЕФА. Ford не уходил из ЛЧ 20 лет, Sony вкладывает деньги в турнир с 1997-го, Heineken – c 2005-го.

Миллиарды делаются в офисе в Люцерне

УЕФА до сих пор работает с TEAM Marketing. Главное, что о нужно знать о постоянном партнере УЕФА:

• Компания базируется в швейцарском Люцерне (немецкоговорящий город в 50 км от Цюриха, население 81,6 тысяч жителей). В штате 110 человек.

• УЕФА по-прежнему их единственный клиент. «У нас есть один заказчик, но он фантастический, – рассказывает исполнительный директор TEAM Marketing Джейми Грэм в интервью Sport Business Journal. – У нас очень прибыльный бизнес. Думаю, его сложно воспроизвести в другой области. Все говорят о желании сделать что-то похожее, но они не осознают усилий и временных затрат, которые необходимы для достижения определенного стандарта».

• В TEAM Marketing два ключевых отдела – один занимается спонсорами, второй – ТВ-правами. Перед каждым стоят сумасшедшие задачи: «Мы работаем циклами по три года, – поясняет Грэм. – Задача: увеличить доход в каждом следующем цикле на 50%».

УЕФА ждет от постоянных партнеров улучшенных предложений, а взамен дает не просто время в рекламных слотах. TEAM Marketing сближает бренды с аудиторией проектами вроде фэнтези (совместно с Playstation), конкурс прогнозов (совместно c MasterCard), общение со звездами и розыгрыши билетов (Heineken).

Важный момент: TEAM Marketing требует от УЕФА полной автономии в переговорах с вещателями. «Мы заинтересованы в том, чтобы УЕФА оставался в стороне. Это позволяет создать динамику процесса, необходимую для получения результата», – поясняет директор по медиа Томас Шмидт.

Чтобы получать каждый сезон 2 млрд евро на призовые и радовать спонсоров охватом, в TEAM Marketing заключают больше сотни контрактов с ТВ-вещателями. Тезисно о том, как построен процесс производства.

• Со стартом нового трехлетнего цикла (он стартовал летом 2018-го) команда начинает работу над следующим (стартует летом 2021-го). Год – подготовительный процесс. В команде думают, чем удивить партнеров: ТВ-картинкой, графикой, документальными фильмами, ориентированными на конкретный рынок.

• Второй и третий год – этап продаж. 30 сотрудников за два года должны объездить 180 стран и продать там индивидуальный пакет прав. В каждой стране менеджер презентует (за три года команда готовит около 1000 презентаций) вещателям новую версию еврокубковых трансляций и объявляет тендер. Права на Лигу чемпионов и Лигу Европы продаются одним пакетом, даже если вещатели говорят, что ЛЕ им не нужна. Если бы УЕФА и TEAM Marketing выбрали другую стратегию, то Лига Европы бы уже давно закрылась.

• TEAM Marketing никогда не раскрывает детали ТВ-сделок. Для каждой страны индивидуальная цена. Например, в Британии за права на ЛЧ бьются два гиганта (BT Sport и Sky). Предложения там уже переваливают за миллиард фунтов на три года (по данным The Mirror, BT Sport купил права с 2018-го по 2021-й за 1,18 млрд фунтов). В странах вроде Беларуси конкуренция нулевая – там десятки лет правами владеет Первый национальный канал, который платит смешные по меркам Британии деньги (данных о точных суммах нет). «Матч ТВ» и «НТВ-Плюс» тоже никогда не раскрывали затраты на еврокубковые ТВ-права.

УЕФА вступает в дело, только на финальном этапе. Когда TEAM Marketing добивается идеального предложения от вещателей. Идут трехсторонние переговоры, которые заканчиваются подписанием контрактов.

Давление DAZN, переговоры с Amazon

8 спонсоров, трехлетние циклы и жесткие требования к формату рекламы – УЕФА и TEAM Marketing за 30 лет выстроили систему работы, которую считают идеальной. Миллиардные доходы это подтверждают. Но одно из следствий этого – неповоротливость системы. Стриминговые сервисы вроде DAZN который год уговаривают TEAM Marketing разделить продажу прав: телевизионные отдельно, интернет – отдельно. Довод: телевизионный охват ЛЧ снижается (в 2016-м он составлял 4,4 млрд, в 2017-м – 3,6). Параллельно растет запрос на трансляции через стриминговые сервисы.

В TEAM Marketing признают, что не готовы к резким движениям. Одна из причин неповоротливости – все нужно согласовывать с УЕФА.

«Мы явно не будем самыми инновационными в этом деле, – говорит Шмидт. – Сейчас мы не разделяем права, у нас простая система. Но мы интересуемся развитием этого рынка».

Вещатели покупают классические трансляции вместе с онлайн-правами. Уже сейчас Fox Sports показывает матчи ЛЧ в американском фэйсбуке, BT Sport еще в мае 2016-го показало финал ЛЧ в ютубе (1,8 млн просмотров – смешные цифры сейчас, но вполне достойные тогда).

В то же время в TEAM Marketing не исключают, что на переговоры о правах на цикл 2021-2024 придет Amazon, и в Люцерне готовятся к этому. Возможно, эти переговоры – ключевой момент в новой коммерческой истории УЕФА. От него будет зависеть, продолжим ли мы наслаждаться Лигой чемпионов и ее коммерческим успехом или приготовимся к чему-то новому.

Да, а Сильвио Берлускони в августе 2017-го ушел из большого футбола, передав «Милан» с 220-миллионным долгом китайским инвесторам за 740 млн (в эту сумму входит погашение долгов).

Mediaset по-прежнему принадлежит (38,6% акций) семье Берлускони (генеральный директор – сын Сильвио). Доход в 2017-м – 3,6 млрд евро.

Источник