Меню

Схемы отмывания денег через банки



Мне предложили обналичивать деньги. Какие могут быть риски?

Мне на почту пришло письмо следующего содержания:

«Ищем ответственных людей, готовых серьезно и плотно работать. Делаем заливы на карты. Основные банки, с которыми работаем: (дальше перечисляются банки).

Схема работы: 33% — наши, 66% — ваши.

Минимальный залив — 51 тысяча рублей. Минимальный взнос в гарант — 17 тысяч рублей».

Что это за вид заработка? Насколько он популярен и законен? Не мошенничество ли это с целью получить от меня 17 тысяч рублей и потом исчезнуть?

Для человека, который откликнется на такое объявление, два варианта развития событий.

В первом, самом оптимистичном, варианте он будет потерпевшим по уголовному делу о мошенничестве. Во втором варианте можно стать обвиняемым по уголовному делу по тяжким статьям УК .

И другого выбора на самом деле нет — только эти два варианта. Я объясню почему.

Что такое заливы денег на карту?

На первый взгляд, схема работает просто. Вы сообщаете заливщику реквизиты своей банковской карты. Он переводит вам заранее оговоренную сумму. Часть из нее вы переводите на счет, который он вам сообщит, а часть оставляете себе.

Если заливщик просит у вас трехзначный код, указанный на обороте карты, — это мошенник и вы попрощаетесь с остатком денег на вашем счету.

С вас могут попросить задаток или взнос, чтобы гарантировать вашу порядочность. Если вы уплатите этот взнос — тоже есть вероятность, что вы с ним распрощаетесь.

В этом случае вы потеряете деньги и станете потерпевшим по статье 159 УК РФ «Мошенничество». Звучит странно, но в такой ситуации это самый лучший вариант событий. Вы напишете заявление в полицию, может быть, мошенников найдут, привлекут к ответственности и, возможно, даже вернут вам деньги.

Гораздо хуже, если заливщик окажется «честным» и выполнит все условия сделки. Потому что деньги из ниоткуда не появляются и заливщики их просто так не раздают.

Кто такой заливщик?

Это преступник, который выводит деньги, полученные незаконным путем, в наличную форму. Для этого требуется перегонять деньги со счета на счет между разными, незнакомыми друг с другом людьми в надежде, что правоохранительные органы не смогут отследить всю цепочку переводов.

Бесплатно быть звеном в этой цепочке никто не согласится, поэтому каждому участнику предлагают какой-то процент от суммы переводов. Соответственно, каждый участник цепочки с точки зрения закона — соучастник преступления.

Кстати, участники цепочки на языке заливщиков называются дропами. А человек, который ищет дропов и работает с ними, — дроповодом. Дроп может сам принимать участие в цепочке переводов, а может просто продать или отдать свою банковскую карточку дроповоду вместе с реквизитами счета и пином.

Дроповоды используют разные способы втереться в доверие и получить контроль над платежными инструментами человека. Они размещают объявления в интернете, на сайтах кадровых агентств и в соцсетях. Кроме объявлений с предложениями работы искать дропа могут даже через сайты знакомств.

Например, парень ищет девушку с небольшим заработком и финансовыми проблемами. Потом следуют знакомство, цветы, конфеты и предложение заработать хорошие деньги в качестве посредника. После пары переводов молодой человек исчезает, а вместо него в жизни девушки появляются следователи с уголовным делом. И выясняется, что паспорт красавца девушка не видела, номер машины не помнит, симкарта оформлена на какого-то Васю, а телефон недоступен.

Откуда деньги у заливщиков?

Как правило, эти деньги появляются в результате преступной деятельности. Легально заработанные деньги в таких сложных схемах не нуждаются: достаточно просто зарегистрировать бизнес, платить налоги и все необходимые отчисления — и у государства не возникнет вопросов.

Но если человек торгует наркотиками, оружием, человеческими органами или финансирует террористические организации — такой бизнес на учет в налоговой не поставишь. А деньги, полученные в результате незаконных сделок, преступникам надо как-то выводить из тени в реальную жизнь.

Часто схемы с заливами используют получатели кредитов, оформленных по украденным или поддельным документам. Им все равно, какой процент платить за обналичку: расходы на переклеивание фотографии в паспорте невелики.

Раньше тем, кто получал доход от преступлений, жилось намного проще. Еще в 90-х можно было открыть бутик на Арбате, выставить в нем шубы с ценником по несколько сотен тысяч рублей, показывать оборот по нему, платить налоги — и доход становился похож на легальный. Но со временем налоговая ужесточила требования, разработала новые методики проверок и начала задавать вопросы: а вот вы по 5 шуб в день продаете по документам, а при этом ни одной не покупаете, поставщиков у вас нет, с вами бизнес никто не ведет, а директор вообще проживает на Кипре. А теперь предъявите налоговикам ту самую тумбочку, откуда вы берете деньги.

Читайте также:  Кто сказал что деньги не главное в жизни

В 2001 году был принят закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». По этому закону многие финансовые операции попали под обязательный финансовый контроль на предмет законности.

Правоохранительные и налоговые органы тоже получили от государства больше полномочий по выявлению таких преступлений. Общая тенденция такова, что из года в год государство дает правоохранителям все больше инструментов контроля за безналичными переводами и увеличивает ответственность за преступления с использованием банковских карт и электронных денег.

Даже ФЗ № 167- ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия хищению денежных средств», который мы недавно разбирали, с одной стороны, защищает деньги на банковской карте, с другой — усложняет жизнь тем, кто обналичивает деньги. С точки зрения банка, залив — это нетипичная денежная операция, и давать пояснения придется владельцу карты.

Поэтому преступники начали придумывать новые способы обналичивания и вывода денег из-под контроля финансовых органов. Залив денег на карточку — один из таких способов.

Разве случайный владелец карты может считаться соучастником преступления?

По закону все просто. Если человек, на карту которого сделали залив, знает, чем занимается заливщик, — он соучастник этого преступления. Например, если доход получен от реализации наркотиков и человеку, обналичившему деньги, это известно — он соучастник преступления по статье 228 УК РФ . То же самое и с мошенничеством, и с терроризмом.

Даже если человек не замешан напрямую в сбыте наркотиков, а просто переводит деньги, полученные в результате наркобизнеса, ему могут предъявить обвинения по статье 174 УК РФ об отмывании денег, которые другой человек получил преступным путем. Санкции по этой статье — от крупного штрафа до 7 лет лишения свободы. Вот пример: приговор по уголовному делу № 1-353/2018 Советского районного суда г. Красноярска. Человек даже не занимался сбытом наркотиков сам — просто обналичивал деньги наркоторговцев через банковские карты и платежные системы, при этом зная, что деньги получены преступным путем. Результат — 3 года лишения свободы.

  1. Деньги из ниоткуда не берутся. Если вам предлагают отдавать порядка 40% за обналичивание денег — это либо попытка мошенничества, либо вас пытаются сделать соучастником преступления. Не соглашайтесь на это.
  2. Банк все равно видит всю цепочку получателей. Всегда. И отследить ее сотрудникам правоохранительных органов не так сложно.
  3. За все операции по банковской карте ответственность, в том числе и уголовную, несет ее владелец.
  4. Заливщику все равно, что с вами будет. Он изначально знает, что к вам придут люди в погонах с неудобными вопросами. Но деньги к тому моменту уже будут обналичены.
  5. Не экспериментируйте с уголовным кодексом.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Источник

Отмывание денежных средств и иного имущества: позиция ВС РФ

Отмывание имущества, добытого преступным путем, причиняет вред экономической безопасности и финансовой стабильности страны, а также затрудняет раскрытие и расследование преступлений. Но самое главное – легализация такого имущества способствует финансированию противоправной, в том числе террористической, деятельности.

В целях противодействия подобного рода преступлениям предусмотрена уголовная ответственность за:

  • отмывание имущества и денег, добытых другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ);
  • отмывание имущества, приобретенного лицом вследствие совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ);
  • покупку или реализацию вещей, заведомо добытых преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Максимальный срок лишения свободы по всем трем статьям составляет семь лет.

При этом несмотря на обширный перечень как международных, так и российских правовых актов, направленных на борьбу с отмыванием имущества, у судей, рассматривающих такие уголовные дела, нередко возникают вопросы. В связи с этим ВС РФ дал судам некоторые разъяснения – 13 июля был опубликован документ, уточняющий порядок применения судами норм об ответственности за легализацию (отмывание) имущества (Постановление Пленума ВС РФ от 7 июля 2015 г. № 32; далее – Постановление № 32).

Читайте также:  Можно ли снять деньги с телефона мтс наличными в россии

Так какое имущество, по мнению ВС РФ, может быть предметом легализации, что является обязательным признаком отмывания имущества и с какого момента такое преступление считается оконченным? Ознакомимся с позицией Суда подробнее.

Какое имущество может быть предметом легализации?

Предметом отмывания по общему правилу являются денежные средства и иное имущество (ст. 174, 174.1 УК РФ). При этом ВС РФ уточнил, что под денежными средствами следует понимать не только наличные деньги в российских рублях, но и иностранную валюту, а также безналичные и электронные денежные средства. А иным имуществом считается как движимое и недвижимое имущество, так и имущественные права, ценные бумаги, а также имущество, полученное в результате переработки добытого преступным путем (например, дом, построенный из похищенных стройматериалов, или слитки драгметаллов, изготовленные из краденых и переплавленных ювелирных изделий) (п. 1 Постановления № 32).

Отмывание имущества – совершение сделок и операций с целью придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными преступным путем (ст. 174, 174.1 УК РФ).

Список предметов отмывания соответствует перечню объектов гражданских прав, закрепленных в гражданском законодательстве (ст. 128 ГК РФ). Разве что в категорию нелегально добытого имущества в силу специфики не вошли результаты работ и оказания услуг, объекты интеллектуальной собственности и нематериальные блага.

Суд также отдельно подчеркнул, что незаконное приобретение денег и иного имущества может в равной степени быть:

  • признаком конкретного состава преступления (например, хищения, взяточничества и т. д.);
  • материальным вознаграждением за совершенное преступление (например, за заказное убийство);
  • платой за сбыт предметов, ограниченных в гражданском обороте (оружие, боеприпасы, наркотические и лекарственные средства и др.).

Ранее при рассмотрении дел об отмывании имущества судьи нередко сталкивались с трудностями в разрешении ситуаций, когда не имеющие индивидуальных характеристик денежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем, смешивались с однородным правомерно приобретенным имуществом – например, при зачислении на банковский счет денежных средств из разных источников, перечислении денег третьим лицам в счет исполнения различных обязательств и т. д. (приговор Балаковского районного суда Саратовской области от 14 апреля 2011 г. по делу № 1-99/2011). Основная сложность состояла в том, что суды не могли определить, действительно ли преступник, к примеру, при пополнении счета использовал украденные деньги или они были приобретены им законным путем. Это становилось основанием для оправдательных приговоров.

ВС РФ указал, что последующее совершение сделок или операций с неправомерно приобретенным имуществом в таком случае считается отмыванием и учитывается в том размере, который соответствует сумме приобретенного в результате преступления имущества (п. 3 Постановления № 32).

Что является обязательным признаком отмывания имущества?

Суд разъяснил, что основным признаком отмывания является намерение придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению имуществом, добытым преступным путем. И в своих обвинительных приговорах суды обязательно должны перечислить как доказательства такого намерения, так и доказательства приобретения имущества в результате преступления (п. 5 Постановления № 32).

Как уточняет ВС РФ, вывод о преступном характере приобретения имущества можно сделать, основываясь на:

  • обвинительном приговоре по основному преступлению;
  • постановлении о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим обстоятельствам (в связи со смертью подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, недостижением им возраста уголовной ответственности, деятельным раскаянием и др.);
  • постановлении о приостановлении следствия или дознания по причине того, что не был установлен главный фигурант дела (п. 4 Постановления № 32).

Отметим, что в настоящее время суды не всегда учитывают наличие приговора по основному преступлению или иного документа из перечисленных (например, приговор Сунженского районного суда Республики Ингушетия от 12 апреля 2010 г. по делу № 1-30/2010).

Что же касается цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению имуществом, то она может быть установлена на основании фактических действий виновного лица, направленных на сокрытие преступления. Такими действиями могут быть, например:

  • приобретение недвижимого имущества, произведений искусства, предметов роскоши и т. д.;
  • отчуждение имущества, приобретенного преступным путем, в отсутствие реальных расчетов или экономической целесообразности в таких сделках;
  • фальсификация оснований возникновения прав на денежные средства или иное имущество (гражданско-правовых договоров, первичных учетных документов и др.);
  • обналичивание денег, в том числе с участием подставных лиц, с использованием расчетных счетов фирм-«однодневок» или счетов физических лиц, не осведомленных о преступном происхождении денежных средств;
  • совершение внешнеэкономических финансовых операций при участии контрагентов, зарегистрированных в офшорных зонах;
  • совершение финансовых операций с использованием электронных средств платежа и др. (п. 10 Постановления № 32).
Читайте также:  Дэв денег что такое

Данный перечень не является исчерпывающим.

ВС РФ также отметил, что ни одно из указанных действий само по себе не может быть доказательством виновности лица. В каждом конкретном случае суду необходимо установить, что лицо заведомо намеревалось придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению имуществом.

С какого момента преступление, связанное с отмыванием имущества, считается оконченным?

Ответственность за отмывание имущества наступает даже при совершении одной финансовой операции с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем. Главное – установить наличие цели придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом – например, когда преступное приобретение дома при заключении договора купли-продажи маскируется заведомо подложными документами о праве собственности на него (п. 7 Постановления № 32).

В связи с этим ВС РФ призывает считать финансовыми операциями любые операции с денежными средствами (наличные и безналичные расчеты, кассовые операции, перевод или размен денежных средств, обмен одной валюты на другую и т. п.) (п. 6 Постановления № 32).

Оконченным такое преступление считается с момента:

  • использования преступно полученных денежных средств для расчетов либо предъявления банку распоряжения о переводе денежных средств и т. п.;
  • исполнения хотя бы части обязанностей или реализации хотя бы части прав, которые возникли по сделке, если преступления совершались путем сделки (например, с момента передачи денег или имущества другой стороне договора вне зависимости от того, получено ли встречное исполнение по сделке);
  • оформления между виновным и иным лицом договора, которым маскируется преступное приобретение денежных средств, если этим создается лишь видимость заключения сделки и в действительности фактическая передача имущества по ней не предполагается (п. 8 Постановления № 32).

Кстати, распоряжение незаконно приобретенным имуществом в целях личного потребления (приобретение продуктов питания, товаров первой необходимости, получение бытовых услуг и т. п.) не свидетельствует о наличии умысла на легализацию такого имущества (п. 11 Постановления № 32). В зависимости от конкретных обстоятельств дела совершение таких действий может повлечь за собой ответственность либо за основное преступление, либо за сбыт имущества, приобретенного преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Другие выводы Суда

Важное разъяснение дал ВС РФ и по поводу ситуации, когда при намерении лица отмыть деньги в крупном либо особо крупном размере фактически легализованное имущество не образовало указанный размер по обстоятельствам, которые от преступника не зависели. Суд указал, что содеянное при этом тем не менее нужно квалифицировать как оконченное преступление, совершенное в крупном или особо крупном размере – свыше 1,5 млн руб. или свыше 6 млн руб. соответственно (абз. 2 п. 9 Постановления № 32).

Юристы признают данную позицию ВС РФ спорной.

Антон Матюшенко, президент Ассоциации честных адвокатов:

«Умышленные действия, направленные на совершение преступления, должны расцениваться как покушение, если злодеяние не было доведено до конца по независящим от фигуранта причинам (ч. 3 ст. 30 УК РФ). Однако Суд не предписывает ссылаться на статью о покушении, применение которой автоматически снизило бы максимальный предел наказания – не более 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ за оконченное наказание (ч. 3 ст. 66 УК РФ). Вместо этого ВС РФ выбрал для легализации имущества формальную конструкцию. Напомню, в отличие от преступлений с материальным составом, преступления с формальным составом признаются оконченными с момента совершения деяния, без связи с наступлением его последствий.

Даже с учетом значимости угрозы, которую представляет собой легализация преступных доходов и давления международной общественности, нельзя обосновать изменение общепринятых подходов к моменту признания преступления оконченным для отдельно взятого деяния. Думается, что позиция ВС РФ в данном вопросе не является целесообразной, либо в текст вкралась логическая неточность».

Еще одним ключевым выводом Суда стало положение о том, что в отношении лиц, виновных в легализации, судам необходимо решать вопрос о конфискации имущества (п. 20 Постановления № 32). Связано это с тем, что несмотря на предусмотренную законом возможность конфискации имущества в подобных случаях (ст. 104.1 УК РФ), суды не всегда учитывали это.

Если же говорить о документе в целом, то, несмотря на незначительные его недочеты, эксперты склонны считать его принятие своевременным и позитивным событием.

Источник