Меню

Замена денег в россии в 2020 году последние новости что будет



Объем наличных денег в России вырос до рекордного уровня

С идеей деноминации российской валюты в 100 раз неожиданно выступил известный российский аналитик – руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. Основным аргументом в пользу такой меры он считает зафиксированный Центробанком рост наличных денег в стране: в начале июля объем наличной денежной массы превысил 11,6 трлн руб., т. е. на каждого россиянина, включая заключенных, инвалидов и младенцев, приходится по 80 000 руб. наличных денег.

Как заявил Разуваев «Ведомостям», банковские счета в последние месяцы обнуляют как бизнес, так и обычные граждане. Помимо активного ухода бизнеса в серые схемы росту денежной массы способствуют и россияне, получающие зарплаты в конвертах. «Только за прошлый год граждане получили незадекларированного дохода на 13 трлн руб.», – отмечает аналитик.

«Последняя деноминация рубля в России состоялась в январе 1998 г. Коэффициент был 1 к 1000. Рубль с 1998 г. значительно потерял свою стоимость относительно товаров и услуг и всех без исключения мировых валют. Самое время подумать о новой деноминации рубля», – уверен Разуваев.

Коэффициент деноминации 1 к 100, по его мнению, напрашивается сам собой. В этом случае бутылка воды будет стоить 30–70 коп., проезд в метро – 50 коп., а квартиры перестанут оцениваться миллионами рублей. «Возвращение копейки добавит доверия российской валюте», – уверен Разуваев.

Он считает, что деноминация «не будет дорогим удовольствием»: основные расходы лягут на Банк России как эмиссионный центр, но не на бюджет. «В современной буржуазной России себестоимость изготовления банкноты составляет от 60 коп. до 1,5–2 руб. за штуку, – отмечает Разуваев. – У новых денег, вероятно, она будет немножко выше, так как они будут лучше защищены».

В Банке России комментировать идею о деноминации рубля отказались, а независимые эксперты в основном критично относятся к новой денежной реформе. «Традиционно российские власти проводили деноминацию рубля либо до, либо после значительной девальвации национальной валюты. Сейчас такой ситуации нет», – говорит генеральный директор New Riga Finance Club Василий Коновалов. «Количество нулей на российских рублях еще не так велико, как это было, скажем, в 1997 г. Так что очевидной спешки с проведением деноминации пока попросту нет», – соглашается аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.

Инвестиционный стратег «Алор брокера» Павел Веревкин также напоминает, что «последняя деноминация 1998 г. была сопряжена с дефолтом по государственным долгам, но сейчас такой угрозы нет, поскольку размер госдолга у нас остается одним из самых низких в мире».

По мнению большинства аналитиков, «обрезание нулей» не принесет никакой пользы, а только посеет панику среди населения, которая повлечет за собой еще больший вывод денег в наличность и в валюту и потребует больших бюджетных затрат. По расчетам Коновалова, стоимость самой деноминации может обойтись государству в несколько десятков миллиардов рублей.

И дело не только в том, сколько стоит изготовление купюр. Придется перенастраивать банкоматы и аппараты, принимающие в качестве расчетов наличность, начиная от вендинговых автоматов и заканчивая автоматическими кассами в метро или пригородных электричках. А это куда более весомые затраты. «Тем более что практически наверняка изменится не только количество нулей на банкнотах, но и многие иные детали, связанные с системой обеспечения безопасности (чаще всего именно при деноминации существенно меняется и степень защищенности купюр от подделок)», – подчеркивает Коренев.

Специалисты напоминают, что в мире деноминацию используют как вспомогательный инструмент, который сопровождает снижение денежной массы и устраняет последствия гиперинфляции. Но сама по себе она несет скорее угрозу – в панике население попросту будет скупать доллары, еще больше обесценивая национальную валюту. Например, в августе 2018 г. Венесуэла провела крупную деноминацию, убрав с купюр сразу пять нулей. Самой крупной купюрой стала 500 боливаров, но ситуацию это не изменило. Уже через год за эту купюру можно было купить максимум одно яйцо, а за минимальную зарплату в 40 000 боливаров – лишь 2 кг мяса.

«Решить проблему роста наличности в России деноминацией точно не получится, так как причиной этого служит нестабильная экономическая обстановка после пандемии на фоне снижения депозитных ставок в банках и реализации отложенного спроса на товары и услуги после снятия карантина», – уверен Коновалов. По его мнению, спрос на наличные деньги в России будет снижаться по мере стабилизации жизни после карантина. «Экстренные меры, в том числе деноминация, только навредят, – считает он. – Нам следует идти по пути развитых стран, постепенно ограничивающих наличное обращение валюты в экономике. Например, в Европейском союзе невозможно оплатить крупную покупку наличными».

Читайте также:  Приложение по заработку много денег

Источник

Обратная сторона банкноты: стоит ли бояться замены денег в России?

На днях Центробанк напомнил стране о своём намерении обновить денежный ряд: были отобраны эксперты, которые будут думать, что изобразить на новых банкнотах в тысячу и пять тысяч рублей, а по сторублёвке решения уже приняты. Между тем, несмотря на усилия регулятора и СМИ, россияне всё ещё слабо осведомлены о грядущей замене банкнот: апрельский опрос ФОМ показал, что хорошо знакомы с этой историей лишь 15%, а половина населения вообще ничего не знает. Неудивительно, что на этом фоне возникает множество страхов и небылиц, с которыми мы и будем сегодня разбираться.

Чем грозит замена денег? Фото: sobesednik.ru

Кратко напомним, о чём речь (ну уж коли полстраны не в курсе). В 2022-2025 годах в оборот начнут поступать бумажные деньги в новом дизайне. Вот в таком порядке.

  • 2022 год – 100 рублей
  • 2023 год – 1000 рублей и 5000 рублей
  • 2024 год – 500 рублей
  • 2025 год – 10 рублей и 50 рублей

Процесс будет неспешным. Старые деньги останутся действующими и будут меняться на новые по мере износа (ветхие банкноты регулярно изымаются из оборота и заменяются свежими, просто теперь эти свежие будут другими).

Не бежим и не меняем

Естественно, новость о том, что в России собрались менять деньги, породила у многих опасения за свои сбережения (особенно у тех 35%, которые, согласно опросу ФОМ, что-то слышали, но мало что поняли). Если вы тоже этого боитесь, то можете выдохнуть. Обмена в том смысле, что нужно нести куда-то наличные и менять их, в принципе не будет. Не будет даже необходимости неспешно избавляться от старых (то есть, нынешних) банкнот, поскольку никакого самого отдалённого срока, когда они перестали бы быть законным платёжным средством, не предусмотрено: просто в России будет «раздвоенная» денежная линейка – выглядит экзотично, но со временем привыкнем.

Безналичных средств на банковских счетах вся эта история вообще никак не коснётся.

Страх последствий: инфляция и деноминация

Некоторые из знакомых с экономикой россиян опасаются, что выпуск новых банкнот обернётся всплеском инфляции. Действительно, чем больше в экономике денег, тем меньше они стоят – люди их активно тратят, провоцируя рост цен на товары и услуги (это можно наблюдать прямо сейчас – рост денежной массы в кризис 2020 года привёл к всплеску инфляции). Однако обновление денежного ряда – не тот случай.

Никто не собирается вдруг выбрасывать на рынок кучу новых банкнот: как упоминалось выше, они будут заменять старые по мере износа, так что на денежной массе это не скажется. Опыт подобных действий у российского Центробанка есть: совсем недавно он осторожно ввёл в оборот купюры в 200 и 2000 рублей, ничуть не спровоцировав рост инфляции. А ведь задачка была посложнее – эти номиналы были в принципе новыми, и при их выпуске нужно было сокращать количество банкнот других номиналов. Ещё раньше регулятор обновил пятисотенную купюру, поменяв дизайн её оборотной стороны (вот это уже прямой аналог того, что планируется на 2022-2025 годы), и это также не возымело никаких негативных последствий.

Откровенно странным выглядит встречающееся на просторах рунета опасение, что обновление денег приведёт к деноминации («срезанию» нулей). Какой смысл менять купюры, чтобы потом поменять их ещё раз на такие же, но без нулей? Однако ожидание деноминации (и абсолютно необоснованные страхи по этому поводу) в России стало уже хроническим и в данном случае просто вылилось вот в такую нелепую форму.

А зачем тогда всё это нужно?

Во-первых, обновление банкнот сильно усложнит «работу» фальшивомонетчикам. Правда, в России проблема поддельных денег остро не стоит, но бдительность терять определённо не стоит. Статистика Центробанка показывает, что мошенники так и не научились качественно подделывать двухтысячные купюры и вновь сосредоточились на пятитысячных. Все новые банкноты по защитным свойствам будут подобны уже имеющимся двухтысячным. Неудивительно, что в первую очередь будут менять как раз крупные номиналы – 1000 и 5000 рублей.

Пока деньги выглядят так. Фото: infourok.ru

Во-вторых, как бы наивно это не звучало, деньги меняют в эстетических целях. Действительно, обновлять защитные признаки можно и без принципиальной смены дизайна (так, например, обновили евро в 2013-2019 годах). Однако в некоторых странах (например, Великобритании и Швейцарии) считают, что изображения на деньгах нужно менять каждые 20-25 лет. В России к этому добавилось желание Центробанка сделать линейку банкнот более концептуальной: теперь каждая из них будет посвящена тому или иному федеральному округу.

Читайте также:  За какие монеты 10 рублей можно получить деньги

К слову, такая концепция ставит крест ещё на одном вечном ожидании – выпуске десятитысячной банкноты (за которую радели даже некоторые депутаты Госдумы). Концепция «восемь федеральных округов – восемь банкнот» свидетельствует, что Центробанк не видит надобности в десятитысячном номинале не только в ближайшей, но и в отдалённой перспективе.

Источник

Новая денежная реформа: Чего ждать, к чему готовиться?

В 2022 году начнут вводится в оборот новые купюры и тестировать цифровой рубль

Менее чем через месяц в России стартует самая крупная денежная реформа с 90-х годов. Начиная с 2022 года, в оборот начнут вводиться рублевые купюры нового образца. В следующем году «ходить» начнут новые сторублевки, а до 2025 года появятся и обновленные купюры остальных номиналов. Кроме того, со следующего года нас ждет и более глобальное новшество — пилотное тестирование цифрового рубля.

Любые упоминания о денежной реформе вызывают у россиян тревогу и «фантомные боли» от предыдущих деноминаций и девальваций. «Свободная пресса» разобралась в том, есть ли сейчас повод для беспокойства и не скрываются ли за введением новых банкнот еще какие-то менее приятные новшества и подводные камни.

В Банке России объяснили модернизацию денег желанием «подтянуть их защитный комплекс и усовершенствовать дизайн», который, кстати, не менялся с 1997 года (не считая введения купюр новых номиналов). В ЦБ предупредили, что на фоне появления новых купюр могут активизироваться мошенники и подчеркнули, что ни о каком обмене старых денег на новые речи не идет.

Объектами таких афер могут стать, прежде всего, пожилые люди. Они же могут пасть жертвой рассказов о грядущей деноминации и девальвации рубля, которые мошенники могут использовать для сбора денег.

Большинство серьезных экономистов сходятся на том, что в нашем случае замена купюр — это просто замена купюр с целью повышения их степеней защиты, и никаких зловещих планов за ней не скрывается, так как необходимости в деноминации сейчас нет и рублю не грозит серьезная девальвация. Хотя есть и другие версии о том, для чего может быть использована предстоящая денежная реформа.

Например, экономист Михаил Хазин предположил, что денежная реформа затеяна для того, чтобы заставить всех российских коррупционеров добровольно сдать все активы и сбережения, за которые они не могут отчитаться по налоговой декларации. Ведь если все деньги начнут менять, то обменять старые купюры на новые можно будет только официально и по закону. И, как считает Хазин, если данную идею реализовать правильно, у нее может быть феноменальный эффект и польза для бюджета. Правда, если учесть, что пока что речь идет не об обмене, а о постепенной замене одних купюр на другие, сомнительно, что такой план действительно будет претворен в жизнь.

Финансовый аналитик Сергей Дроздов также считает, что выпуск купюр нового дизайна не стоит даже называть денежной реформой, так как это регулярная практика во многих странах мира. Зато тестирование и последующее введение цифрового рубля действительно может иметь не самые приятные последствия для населения. Это и тотальный контроль над средствами, и, возможно, не совсем равный обменный курс «цифрового» деревянного и обычного, в результате которого простые смертные понесут убытки.

— В США регулярно обновляют денежную массу, повышают степени защиты, меняют дизайн, поэтому зря пугать людей не нужно. Поменять сто рублей на такие же сто рублей, но в другом оформлении, это совершенно нормально, и переживать из-за этого не стоит. У нас уже вводили новый дизайн купюр и монет в прошлом, и ничего страшного не происходило. К тому же, как указывал наш президент, у нас, в отличие от Запада, нет дополнительной эмиссии, поэтому дополнительные деньги печатать не будут. Просто постепенно будут старые купюры выводить из оборота и вводить новые.

Вот если бы вводили купюры большего номинала, например 10 или 20 тысяч, тогда стоило бы поднапрячься. Это было бы косвенным признаком дополнительной эмиссии денег. Но сейчас мы ничего подобного не наблюдаем. Просто журналисты хотят сыграть на громких заголовках, тем более что народ у нас любить читать истории, связанные с падением рубля. Но и в этом плане могу обнадежить. Все ждут, что наша валюта рухнет, но на деле есть и перспективы укрепления рубля, и до конца года он вполне может снизиться до 71−72 за доллар.

Читайте также:  Гта 5 можно ли передать деньги другому персонажу одиночная

«СП»: — А о тестировании системы цифрового рубля тоже не стоит беспокоиться?

— Это уже совсем отдельная история. Здесь мы практически впереди планеты всей, отстаем только от Китая. Даже Америка пока что позади. Но что такое цифровой рубль? Во-первых, это тотальный контроль над всеми. Когда со временем все это дело запустят и полностью откажутся от наличных денег, перейдя на цифровые расчеты, никуда ни от каких налогов будет не скрыться. За любую копейку будут спрашивать.

Второй момент в том, что после отказа от физических денег, банковская система в ее нынешнем виде практически окажется не нужной. Ведь если нет бумажных денег, их не нужно нигде хранить, а если все операции совершаются через приложение, зачем столько сотрудников? Кстати, это одна из причин того, что в США не торопятся с введением цифровой валюты, банковская сфера пока не спешит переходить на эти рельсы.

Наконец, третий момент в том, что пока непонятно, как будет происходить переход. Ходит много разговоров о том, что цифровой рубль по факту может быть немного дороже, чем обычный. Вспомним, как в начале 2000-х годов переходили на евро. Во время транзитного периода, когда на товары висели ценники в евро и в старой валюте, ценники в евро были выше. Получается, что заработная плата в евро у людей стали ниже, а ценники — выше.

Сложно сказать, будет ли так с цифровым рублем и вообще с цифровыми валютами. Правительство утверждает, что все пройдет нормально.

Кандидат экономических наук, глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Бунич также считает, что сегодня для деноминации нет никаких оснований, но трудно сказать, что будет в следующем году.

— В случае экстраординарных событий, например, войны, никакой вариант исключать нельзя. И, к сожалению, сегодня это не кажется полностью исключенным сценарием. Скорее всего, радикального обострения между Россией и Западом не произойдет, хотя мы прекрасно понимаем, что геополитическая напряженность высокая. Но на случай форс-мажорных обстоятельств никто не может дать предсказание. Если же все будет в относительно спокойном режиме без эксцессов, я не вижу никаких оснований для денежной реформы.

Изменение курса рубля — это не основание. Если даже курс снизится еще сильнее, в этом нет ничего страшного. По моему мнению, он и должен быть несколько ниже уровня, на котором его поддерживали весь год. Слишком резкого изменения потребительских цен, которое потребовало бы выпуска других купюр большего номинала, тоже не наблюдается. Цены растут хоть и на десятки процентов, но все-таки не в разы. Все это локализуется с помощью наличного денежного обращения и структуры денежной массы.

Поэтому вариант деноминации и полноценной денежной реформы я бы оставил, как форс-мажорный, на случай крайнего обострения обстановки. Но в этом случае вообще могут быть самые разные решения. Это вовсе не значит, что предстоящий ввод новых купюр запланирован именно для этого. Просто эти наработки могут быть использованы в случае кардинального изменения ситуации, когда мы вынуждены будем напечатать другие деньги.

«СП»: — То есть, в самой замене купюр ничего особенного нет?

— Конечно, это рабочий момент, периодически происходит замена купюр, новые вводятся, старые выводятся. Иногда бывает, что под это дело могут изменить структуру денежного обращения, например, выпустить больше купюр одного номинала, чем других, но не принципиально.

Это не значит, что у нас в экономике все будет очень хорошо. Но даже такие события, как снижение курса валюты, падение цен на нефть и нехватка денег в бюджете легче купировать в рамках действующей модели денежного обращения, чем ломать ее кардинальным образом. Это слишком большая цена. Нынешнюю финансовую систему будут всеми силами поддерживать, так как это основа стабильности.

«СП»: — Почему же появляется так много публикаций о возможной деноминации?

— Нельзя сказать, что они появляются случайно. Вспомните, как в прошлом году накануне референдума произошел вброс в СМИ о деноминации. Все началось с того, что об этом написал какой-то эксперт, но почему-то все это подхватили, бросились обсуждать эту тему в течение нескольких месяцев, в том числе на высшем уровне.

Я вижу в этом вбросы, возможно, какие-то люди заинтересованы в деноминации или просто зондируют почву. Для чего это делается, мы не знаем, то ли это провокация, то ли предупреждение. Если нынешнее обострение геополитической ситуации разрешится благополучно, никаких оснований для таких действий нет. Если же она не завершится, возможны самые разные сценарии.

Источник